Новости

Календарь новостей

ПнВтСрЧтПтСбВс
7
13
2728
30
             


 1234567890

Новости Сертолово

Все об отделении лучевой диагностики в Сертолово

15.09.2021 16:49

Все об отделении лучевой диагностики в Сертолово

В августе на базе ГБУЗ ЛО «Сертоловская городская больница» начало работу отделение лучевой диагностики. В его состав входит отделение рентгенологии и ультразвуковой диагностики. Об их работе корреспонденту сертоловской газеты рассказал заведующий отделением лучевой диагностики врач­рентгенолог Константин Михайлович Кусков.

– Рентгенологическое отделение на улице Школьной было серьёзно модернизировано. Расскажите, пожалуйста, о материально­техническом оснащении отделения лучевой диагностики.

– Наше отделение оснащено современным российским и зарубежным цифровым медицинским оборудованием. Да, есть возможность проводить и аналоговые исследования, но приоритет мы отдаём цифровым методам исследований с использованием современных плоскопанельных детекторов, отличающихся более высокой чувствительностью по сравнению с традиционной рентгеновской плёнкой. Это позволяет использовать более низкую дозу радиационного излучения для получения качественных изображений. К тому же в программном обеспечении рентгеновских аппаратов фирмой­производителем предустановлены компьютерные алгоритмы. Это позволяет с высокой чёткостью понимать клиническую картину того или иного патологического процесса, упрощает работу врачам­рентгенологам в плане патологических состояний заболеваний.

Вы правы, на старом отделении прошла достаточно серьёзная модернизация. Оно оснащено отличной техникой. Но, имея под боком более современное оборудование, приоритет отдаётся именно ему. Отделение, расположенное в доме №7 на улице Школьной, переведено на приём пациентов, перенёсших COVID­19, и пациентов, у которых выявлена коронавирусная инфекция. Оно работает в вечернюю смену в формате флюорографической станции. Весь остальной спектр исследований проводится на базе отделения лучевой диагностики больницы.

– Какие именно исследования?

– Это рентгенографические и рентгеноскопические исследования. Но объём рентгеноскопических исследований ещё мал, поскольку на данный момент приобретено ещё не всё необходимое оборудование. Отделение оснащено самой современной техникой стоматологической диагностики, ортопантомографии и прицельной визиографии зубов и цифровым маммографом. В ближайшее время планируется покупка и установка компьютерного томографа.

Также в состав отделения лучевой диагностики входят четыре кабинета УЗИ. В каждом из них работают высококвалифицированные врачи ультразвуковой диагностики.

 

– Сколько специалистов работают в отделении?

– В нашем штате трудятся шесть врачей­рентгенологов, четыре ультразвуковых диагноста, пять рентген­лаборантов, медсестра кабинета УЗИ. Также в штат входит уборщица и медицинский регистратор – архивариус отделения.

 

– Сколько сертоловчан принимает отделение ежедневно?

– Учитывая то, что отделение только начало свою работу, в среднем мы принимаем до 120­130 человек в день. Чаще проводятся диспансерные исследования, маммография и флюорография, УЗИ. Реже – рентген зубов.

– Возникают ли трудности в организации работы отделения в связи с пандемией?

– Нет. Если нормативно­законодательная база прописана хорошо и подобраны грамотные специалисты, проблем с организацией работы не возникает. Всё упирается в два показателя: финансовое и материально­техническое обеспечение. В нашем случае здесь полный порядок. Могу утверждать, что материально­техническое оснащение в первой десятке по всей Ленинградской области. Руководство сертоловской городской больницы ставило перед собой цель сделать сразу как можно больше и сделать хорошо. И это видно.

– Известно, что на помощь медикам уже приходит искусственный интеллект. Как Вы на это смотрите?

– Как человек, влюблённый в фантастику с самого детства и интересующийся вопросами нейроинтерфейсов, считаю, что лучше бы искусственный интеллект не помогал. На данный момент количество его ошибок в трактовке результатов настолько велико, что убеждаешься: смотреть и анализировать результаты гораздо лучше и проще обычному врачу. Безусловно, можно всё свести к определённым алгоритмам и постараться их настроить, но количество вариантов нормы и вариантов патологий настолько велико, что рассчитывать в ближайшие 5­7 лет на внедрение нейроинтерфейсов в нашу работу очень самонадеянно. Идея, конечно, интересная, но она требует серьёзной проработки.

– Что эффективнее и точнее: рентген, компьютерная томография или магнитно­резонансное исследование?

– Каждая из этих методик работает по разным алгоритмам, с разными физическими законами, используемыми для получения медицинской информации. В этом плане рентген и компьютерная томография более похожи, поскольку компьютерная томография – это, по сути, высокоразрешающий рентген. В ходе этого исследования делается большая серия снимков. Компьютер их анализирует и достраивает трёхмерное изображение. Нагрузка при проведении компьютерной томографии в разы выше.

При проведении магнитно­резонансного исследования используется магнитное поле. Специальные детекторы ловят сигналы, отражённые от тканей, содержащих большое количество воды. Картина строится на основании этих сигналов. Фактически все указанные выше исследования дополняют друг друга.

Универсального метода, который показал бы всю картину полностью, не существует. Ближе всего на эту задачу может претендовать позитронно­эмиссионная томография. В ходе данного исследования проводится полная компьютерная томография всего тела, кроме того, пациенту вводят радиофармпрепарат. Заключение составляют рентгенолог и радиолог. Если брать самый животрепещущий вопрос современности, это, конечно, первичное раннее выявление онкологии. На ПЭТ/КТ этот результат близок к 98,5%. Надо также понимать, что и доза облучения здесь ещё выше. Но назвать более точную методику я не могу. За рубежом есть единичные аналоги. К примеру, в Израиле проводится сканирование и на КТ и на МРТ плюс ПЭТ.  

– Какие ещё исследования проводятся на отделении?

– Учитывая, что в больнично­поликлиническом комплексе действует единственное во Всеволожском районе отделение спортивной медицины, я думаю, что или к Новому году, или немногим позже, мы постараемся ввести ряд некоторых довольно экстравагантных методик классической рентгенографии, которые не выполняются практически нигде – ни в Санкт­Петербурге, ни в Ленинградской области. А на нашем оборудовании это реально. Единственное, что понадобится, — это установка дополнительного программного обеспечения и обучение сотрудников, которое я смогу провести, поскольку являюсь специалистом по данному виду диагностики. Она очень поможет в подготовке пациентов для проведения нейрохирургических операций на позвоночнике. Надеюсь, что мы сможем заручиться поддержкой Национального медицинского исследовательского центра имени В.А. Алмазова. Также мы сможем принимать пациентов Национального медицинского исследовательского центра травматологии имени Вредена в плане подготовки к протезированию тазобедренных, коленных и плечевых суставов. Методика будет полезна детям, перенёсшим травмы нижних конечностей и позвоночника. Это трудоёмкое, достаточно интересное направление, практически не используемое ни в частной, ни в государственной современной медицине. Более подробно расскажу позднее.

– Какие заболевания выявляются чаще всего в процессе диагностики? Пациенты обращаются больше с профилактической целью или с конкретными жалобами?

– Если брать статистику с начала работы отделения, соотношение получается 50/50. Половина пациентов обращаются по диспансеризации, половина – это те, кого что­то беспокоит. Что конкретно беспокоит, выявляется уже в процессе обследования. Надо понимать, что рентгеновская диагностика – не самоцель, а способ уточнения клинических данных. Во многих зарубежных странах классическая рентгенография используется как низкодозовый контроль проведённых операций, лечения в отделениях реанимации и анестезиологии. Если речь идёт о первичной диагностике, более высокотехнологичные методы (КТ и МРТ) за рубежом используются сразу. У нас они идут во вторую или третью очередь, что достаточно сильно влияет на скорость и доступность выявления различных опасных патологий, в частности, ревматологических, сосудистых и онкологических.

– На какой стадии можно выявить онкологию при помощи современного рентгенологического оборудования?

– С помощью инструментальных методов диагностики буквально на самых первых стадиях до появления метастазов. Однако здесь проблема не столько диагностическая, сколько административно­техническая. Если человек следует всем рекомендациям по возрасту, диспансеризации и осмотрам у онколога, сдаёт кровь на наличие онкомаркеров, серьёзно подходит к заполнению своей медицинской карты, чтобы доктор владел всей информацией, только тогда можно точно определить формат и объём исследования, не стреляя из пушки по воробьям.

 – Среди некоторых интернет­пользователей бытует мнение, что рентген полезен для онкологических больных, поскольку он якобы убивает раковые клетки. Есть и противоположное мнение: поскольку рентген тоже облучение, он вреден для здоровья, и проходить его нужно только в крайних случаях.

– Могу заверить: современная техника не может нанести вреда, если используется в нормативных пределах. Поймите правильно: не рентгеновская аппаратура наносит вред, а огульное назначение методики. Как говорил один из моих учителей, Пётр Казимирович Яблонский, когда снимаете шляпу перед известным специалистом, оставляйте голову на плечах. Если доктор понимает принципы работы рентгеновской диагностики, он поставит конкретные вопросы врачу­рентгенологу. Современная лучевая диагностика может ответить практически на любой из них, если он задан точно.

– С советских времён люди привыкли проходить флюорографию. Насколько эффективно это исследование?

– В своём классическом виде оно не проводится последние 60 лет. Принципиальной разницы с традиционным рентгенографическим исследованием по сути нет. Но рентгеновская плёнка стоит больших денег – как отечественная, так и зарубежная. Она производилась с использованием серебра, которое является драгоценным редкоземельным металлом. Чтобы минимизировать количество потребляемой рентгеновской плёнки при профилактических обследованиях, была придумана технология флюорографии. Рентгеновские снимки при ней записывались на киноплёнку формата 3 на 4 см. Она покадрово просматривалась врачом­рентгенологом через флюороскоп.

Сегодня, повторюсь, мы пользуемся современным оборудованием, имеющим высокую разрешающую способность стационарных или передвижных флюорографических рентгеновских станций.

– Несколько слов о себе. Почему выбрали медицину и конкретно рентгенологию?

– В детстве, как и большинство мальчишек, родившихся на закате СССР, мечтал стать либо космонавтом, либо пожарным, либо врачом. Обстоятельства сложились в пользу медицины. Почему рентгенология? Можно сказать, что в медицине это последнее пристанище для человека с техническим складом ума. Это возможность работать на острие самых современных медицинских технологий и классической клинической диагностики. К сожалению, студенты редко выбирают эту специальность изначально. Как правило, в рентгенологию приходят те, кто уже несколько лет отработал в клинической медицине: хирурги, терапевты, неврологи, нейрохирурги. Я сам планировал стать травматологом, но на третьем курсе был «перехвачен» известнейшим врачом­рентгенологом профессором Владимиром Максимовичем Черемисиным. На тот момент он возглавлял отделение лучевой диагностики в Мариинской больнице, а также был профессором кафедры лучевой диагностики, ранее — главным рентгенологом Министерства обороны Российской Федерации и длительное время – бессменным президентом Санкт­Петербургского радиологического общества, на первых заседаниях которого присутствовал сам Вильгельм Конрад Рентген.

 

диагностика.jpg


Источник: Пётр Курганский, газета города Сертолово «Петербургский рубеж».

 

Автор: Татьяна Алмазова

Комментарии

Оставить комментарий
Подписаться на все комментарии

Новости Сертолово